Женщины в IT: ожидания и реальность

Соосновательница проекта  Channelkit Лара Симонова рассказала о том, как строится карьера женщины в IT. Без всяких прикрас.

женщины в IT

Как ты думаешь, почему мало женщин работает в IT?

 

Сложный вопрос, придется начать издалека.

 

IT — слишком общий термин, включающий в себя целый спектр областей: разработка, аналитика, продакт-менеджмент, QA, дизайн взаимодействия, все процессы, связанные с продвижением продукта и поиском денег. Для успешной работы в каждой из них людям нужны разные комбинации компетенций, подкрепленных определенным набором личных качеств. Грубо говоря, разработчику нужны системность и аккуратность; продкат-менеджеру — четкость, гибкость и визионерство; людям, отвечающим за BizDev — харизма, убедительность и дипломатичность. Из этого списка качеств многие могут быть очень хорошо развиты у женщин, могут позволить им успешно выучиться необходимым навыкам и сделать карьеру в IT. Но, на мой взгляд, одним качеством должны обладать все, вне зависимости от пола и области, — умением системно, последовательно думать.

 

И первая проблема — отсутствие этого навыка. С ней сталкиваются не только женщины, однако, им гораздо труднее его развить. Почему? Я вижу два аспекта. Физиологический и образовательный.

 

Физиологический аспект — спорный. На этом поле ломают копья, оперируя ссылками на релевантные научные источники, более компетентные люди, чем я. Читая иногда эти дискуссии, а также на основе собственной выборки, на репрезентативность которой, впрочем, я не претендую, склоняюсь к мнению, что в среднем мужчины более системно думают, чем женщины.

 

Но, дальше вступают в силу воспитание и образование, которые могут сильно скорректировать физиологические предпосылки. А они очень сильно социально обусловлены. Строить логические связи и уметь доносить их до окружающих лучше начинать учить с раннего детства. Я не имею ввиду, что нужно впихивать в ребенка алгебру логики, но скорее помогать ему на бытовом уровне формулировать свою точку зрения и аргументировано ее доказывать, постепенно строить свою собственную (sic!) логичную систему координат, размещать в нее события, предметы, ощущения, уметь ее отстаивать, а если не получается отстоять — модифицировать систему. Кажется, далеко не все родители в принципе думают такими категориями, у тех немногих, что думают, часто не хватает времени и/или мотивации этим заниматься. А когда ребенок девочка, среднестатистическая семья вообще считает наличие собственного мнения лишним — гораздо ценнее послушание, красота и прочий «девочковый» набор качеств.

 

Редкие родители, которые все-таки хотят развивать системность, отдают детей учиться в хорошие школы, где учат думать. Таких, к сожалению, немного. Девочек туда попадает совсем мало — либо очень мотивированные, либо из специфических семей, у которых определенный уровень ценностей. В России ВУЗов, продолжающих учить качественно думать и дающих хорошие практические навыки работы с информацией, даже меньше, чем спецшкол (на Западе, скорее, наоборот). На этапе поступления в них тоже отсеивается много людей, в том числе девушек.

 

В итоге число людей, стоящих перед выбором карьеры и физически способных к системному мышлению, не такое уж большое. Женщин среди них незначительное количество. В этот момент их становится еще меньше, так как некоторые из них выбирают общепринятые семью-детей-дом.

 

Оставшиеся в итоге «на старте» не всегда имеют отношение к IT. И тут мы переходим ко второй проблеме, которая заключается в том, что даже те женщины, которые обладают мотивацией строить карьеру и всеми необходимыми данными для работы в той или иной IT области, могут просто не знать, что они там востребованы. Есть культивируемый ранее и до сих пор не отмерший образ, что IT — это странные бородатые мужики, командная строка и множество языков программирования. Если женщина с самого начала не получила специфического образования, которое показывает все многообразие деятельности в этой сфере, вряд ли ей придет в голову попробовать себя там.

 

По крайней мере, так было со мной. Я закончила физ-мат школу, затем кафедру вирусологии биологического факультета, приняла решение не заниматься наукой, поскольку из России уезжать не хотела, а в России не могла себе позволить — нужно было зарабатывать деньги, большие, чем это было возможно в науке. В итоге, четыре года после окончания факультета я занималась какими-то вещами, не имеющими отношения ни к моему образованию, ни к моим склонностям. Просто потому, они лежали на поверхности, а альтернатив я не видела. А потом моя подруга, информационный дизайнер Лиза Орешкина, несколько месяцев понаблюдав за тем, как я с занудством, достойным лучшего применения, переструктурирую и описываю огромную библиотеку у себя дома, попросила меня помочь ей спроектировать логику сайта, в основе которой лежала некая комбинаторная задача. Оказалось, что вот это самое занудство и необходимость разрабатывать систему для решения любой задачи, которые я считала собственным времяёмким и неудобным в быту качеством, можно монетизировать в IT. Так я стала информационным архитектором. Точнее поняла, что была им примерно с рождения. А через некоторое время вместе с Лизой и Ниной Завриевой мы придумали и начали делать Channelkit, сервис для организации информации в сети.

 

 

Таким образом, получается своего рода воронка, на каждом этапе отсекающая часть женщин, которые потенциально могли бы попасть в IT: физиологические особенности > особенности воспитания > особенности образования > выбор между карьерой и домом > доступность информации о профессии.

 

На каком этапе начинается дисбаланс?

 

Как я описала выше, мне кажется, очень рано. И, как бы там ни обстояли дела с физиологией, главной проблемой является все-таки воспитание и образование.

Сталкивалась ли ты с непониманием/неуважением со стороны мужчин-коллег? Если да, то в какой ситуации?

 

Несмотря на то, что я не самый коммуникативно гладкий человек и мне иногда сложно устно доносить свои мысли, все взаимоотношения с коллегами-мужчинами всегда были очень корректными. Я не знаю, это везение, какой-то мой подсознательный подход к выбору людей, с которыми взаимодействую для решения рабочих задач, или такой способ думать, но я никогда не сталкивалась с каким-то особенным непониманием с их стороны (по крайней мере, не замечала этого). Даже наоборот, кажется, с мужчинами мне гораздо легче находить общий язык, чем со многими коллегами-женщинами. Бывали, конечно, какие-то рабочие нестыковки, но их всегда получалось прямолинейно обсудить и решить.

 

Были ли какие-то проблемы у Channelkit, связанные с тем, что все его основательницы — женщины?

 

Это тоже философский вопрос, который мы иногда обсуждаем в команде. С какими-то явными проблемами мы не сталкивались. А те внутренние проблемы, которые у нас бывают, не кажутся нам как-либо связанными с нашим полом. С другой стороны, кто знает, как бы сложилась судьба проекта, если бы все его основателями были мужчины. Возможно, он бы скорее получил следующий раунд инвестиций, или быстрее развивался бы, или был бы быстрее закрыт, потому что сложный, не моментально взрывающий рынок, требующий большого количества итераций и терпения. Мы же планомерно работаем над ним, к нам без какого-либо агрессивного пиара приходят новые, интересные и осознанные пользователи, мы с ними много общаемся, учитываем их мнение при проектировании следующих версий. Через некоторое время выпустим обновленный вариант, с оптимизированным интерфейсом, и начнем делать его «умным», учитывая статистику и пользовательские пожелания. Это не самый быстрый вариант развития, зато мы хорошо все продумываем и проговариваем. И еще один плюс — нас часто выделяют на событиях, в которых мы участвуем. У нас есть идея написать после запуска следующей версии подробную статью про наш опыт «девочкового IT-стартапа»

 

Как ты думаешь, может ли гендерное равенство в компании сделать ее продукт лучше?

 

На мой взгляд, продукт могут сделать лучше только умные, адекватные, готовые к диалогу друг с другом люди, обладающие комплиментарным набором компетенций для его создания и продвижения, мотивированные работать вместе для того, чтобы выпустить клевую штуку. И пол этих людей, при таких исходных данных, не играет роли.

 

Какие меры, на твой взгляд, нужно предпринять, чтобы больше женщин работало в сфере IT? Что может сработать: организации, направленные на помощь женщинам, специальные программы внутри компаний, внимание СМИ, появления ярких ролевых моделей или что-то еще?

 

Тут есть два аспекта. Первый — дать женщине с детства все исходные стартовые данные, базу. Для этого нужно:

 

— Проводить больше времени с ребенком и учить его системно думать,

 

— Стараться не навязывать поведенческих гендерных стереотипов,

 

— Давать возможность делать собственный выбор

 

— Мотивировать поступать в хорошие школы и ВУЗы, где продолжают учить логике

 

— Пораньше начинать рассказывать про разные области вообще и области IT в частности

 

— Давать себя пробовать в них

 

Эти меры, на мой взгляд, должны применяться к любому человеку, вне зависимости от пола. Просто к девочкам их, к сожалению, применяют реже. Если же применяют, к моменту выбора профессии с высокой вероятностью получается женщина, которая будет иметь возможность четко сформулировать свои интересы и осознать сильные и слабые стороны, а также будет достаточно информированной, чтобы мочь принять взвешенное решение. Это поможет ей правильно выбрать свою профессию. И этой профессией с высокой вероятностью может стать одна из областей IT.

 

Есть второй аспект, который, видимо, имелся ввиду в вопросе. Говорят, что существует проблема, когда при прочих равных условиях работодатель на определенные позиции предпочитает нанимать мужчину. Мне повезло, ни разу не сталкивалась, но верю, что такое случается. Насколько часто — взвешенной статистики не видела. И этот аспект, мне кажется, выходит за рамки обсуждения компетентности женщин и их влияния на качество продукта и переводит разговор в область социальных устоев и традиций.

 

Для решения такой проблемы кажется правильным как-то формализовать критерии отбора кандидатов — точно и подробно их описывать и, возможно, делать открытыми post factum. Мне кажется, что из всех тех женщин, которых «не взяли», была значимая доля тех, кого не взяли по объективными причинам, а они решили, что причиной была дискриминация по половому признаку.

 

Такие способы, как повышенное внимание к вопросу в СМИ, программы в рамках компаний и ролевые модели — это все способы привлечения внимания. К сожалению, они очень редко бывают взвешенными, не раздутыми, без передергиваний, лично меня они никак не мотивируют и скорее раздражают. Однако, кажется, что такие, часто экстремальные, иногда доведенные до абсурда, меры сдвигают нормы человеческого восприятия и выравнивают социальные проблемы. Эта норма под их воздействием, двигается на самом деле не так быстро и не так сильно — ровно настолько, насколько нужно, чтобы снять остроту проблемы. Так что в них определенно есть смысл.

 

Что касается организаций, они нужны в большом количестве других ситуаций, но я очень сомневаюсь, что есть очевидный способ построить хорошо работающую организацию «помогающую взрослой женщине найти себя в IT и выжить там». Слишком многопараметрическая задача.

 

Источник